Обратно

Юлия Ауг: «Долгое время была о себе как об актрисе не лучшего мнения»

Интервью

Поделись!

С 15 мая на телеканале НТВ стартовал остросюжетный сериал «Личность не установлена». В одной из главных ролей — прима российского кинематографа и актриса «Гоголь-центра» Юлия Ауг. В новом проекте артистка предстает перед телезрителями в непривычном для нее амплуа. Passion.ru поговорил с Юлией о сильных женщинах, археологии и уверенности в себе.
Юлия Ауг: «Долгое время была о себе как об актрисе не лучшего мнения»

Passion.ru: Юлия, чем вас привлек сериал «Личность не установлена»?

Юлия Ауг: В первую очередь предложенной ролью. Моя героиня — жертва домашнего насилия. Ее психика настолько сломлена, что она никак не может противостоять психологическому давлению. Это приводит к тому, что нормальное, человеческое отношение к ней вызывает у героини удивление. Однако на протяжении сериала она меняется, начинает уважать себя, защищает свою дочь. Обычно я играю сильных личностей, поэтому эта роль была для меня необыкновенно ценной.

Passion.ru: Играть женщин с сильным характером вам нравится больше?

Ю.А.: Знаете, актеру должны быть интересны максимально разные персонажи. Иначе ты окажешься заложником одного амплуа. Важно, что сегодня ты играешь императрицу, а завтра — служанку. Совершенно разные психологические типы. В каждом из нас есть и Бог, и дьявол, стоит только найти в себе эту природу, раскрыть ее, чтобы потом преподнести достоверный образ зрителям.

Passion.ru: Какой роли вам не хватает в вашей актерской копилке?

Ю.А.: Я бы очень хотела сыграть Салтычиху. Знаю, что сейчас уже идут съемки проекта про нее, роль занята другой актрисой (Юлия говорит о сериале «Кровавая барыня», в котором снимается Юлия Снигирь —прим. Passion.ru), но мне этот персонаж, конечно, невероятно интересен был бы для исследования. Все-таки изначально Дарья Салтыкова была любящей и нежной женой, мне хотелось бы попытаться понять, какая личностная метаморфоза должна была произойти с ней после смерти мужа. Мне вообще интересно исследовать пограничные состояния личности, любые крайние проявления характера. Вовсе не обязательно безумие. Это, может быть, например, и предельная ответственность в ущерб себе.

Passion.ru: Не переживаете, что тяжелый персонаж может вас не отпустить после съемок?

Ю.А.: Что-то я такой опасности не чувствую! Когда я выхожу из кадра, со съемочной площадки, я напрочь забываю о том, что делала на съемках, что играла минуту назад. У меня есть четкое разделение — работа и личная жизнь. И настолько глубоко я не погружаюсь в образ, чтобы потом он меня преследовал в реальности.

Passion.ru: До роли императрицы Елизаветы в сериале «Екатерина» вы снимались в основном в полнометражных картинах, в арт-хаусе. Затем к вам пришел массовый зрительский успех. Вам приятно внимание прохожих на улицах?

Ю.А.: Да, раньше я снималась в основном в полных метрах, но не то чтобы в арт-хаусе, для узкой аудитории. Например, картина «Интимные места» Наташи Меркуловой и Алексея Чупова — кино для всех, на мой взгляд. Оно простое, понятное и невероятно поэтичное. Благодаря этому фильму я стала известна в кругу кинематографистов. И меня уже тогда узнавали. В Европе на кинофестивале журналисты неоднократно брали у меня интервью.

Что касается популярности, которая пришла после сериала «Екатерина». Если мне это как-то помогает, мне это нравится. Приведу пример. Несколько лет назад мой муж потерял все документы. Нам срочно нужно было оформить паспорт и водительские права. Естественно, никто ускорять процесс восстановления не собирался. Но мне помогло то, что сотрудник ГАИ узнал меня и под свою личную ответственность, посреди ночи, дал команду на выпуск временных прав. Так что да, приятно, когда подобные ситуации чуть-чуть облегчают тебе жизнь.

О детской мечте

Passion.ru: Как вы вообще решили стать актрисой?

Ю.А.: Я училась в девятом классе и собиралась поступать на археолога. Но мальчик, который учился на год старше и очень мне нравился, собирался поступать в театральный ВУЗ в Санкт-Петербург (Юлия родилась и выросла в эстонском городе Нарва — прим. Passion.ru). Так получилось, что я поехала с ним в Питер за компанию. Правда, когда я оказалась в этой творческой атмосфере, когда вокруг тебя все читают стихи, поют, танцуют, то сама невольно заразилась этим настроением. Я почувствовала себя очень комфортно. В итоге я вернулась в Петербург через год и с первого раза поступила в институт.

Passion.ru: Значит, пришлось расстаться с мечтой детства — археологией?

Ю.А.: Да. Но вы знаете, археология — тяжелая профессия. Допустим, нашел ты гвоздь, а по нему нужно восстановить целую культуру определенного народа. Недаром говорят, что для историков и археологов самое злачное место раскопок — это свалки. Ведь наибольшее количество артефактов можно найти именно там! Кроме того, у тебя должна работать еще и фантазия: нужно ясно видеть, как люди жили в ту или иную эпоху. Конечно, в этой профессии присутствует некий романтизм, но вы только представьте себе, как человек стоит 10 часов на ветру или под палящим солнцем! Так что мечта стать археологом давно канула в лету, но историю я изучаю до сих пор. Мне очень нравится. Хотя, что удивительно, чем больше я ее исследую, тем четче осознаю, что история — самая недостоверная наука.

Passion.ru: Судя по тому, как вы описали работу археолога, она очень близка к актерскому мастерству.

Ю.А.: Да, есть пересечения. Например, когда ты создаешь образ, ты тоже много читаешь, чтобы лучше узнать своего персонажа. Если же он современный, то наблюдаешь за тем, как ведут себя люди вокруг. Этим профессии и схожи.

Passion.ru: Среди огромного числа сыгранных вами ролей какая героиня вам наиболее близка, дорога?

Ю.А.: Наверное, это мама Южина.

Passion.ru: Вы о фильме «Ученик» или о спектакле «(М)ученик»?

Ю. А.: Одновременно. Это все равно одна и та же женщина, но при разных обстоятельствах. Роль Инги далась мне тяжелее всего. Когда мы начали репетировать постановку в 2014 году, мне долгое время не удавалось понять персонажа, у меня ничего не получалось. Я очень благодарна Кириллу Серебренникову за то, что он терпеливо репетировал вместе со мной и ждал того момента, когда же во мне наконец проснется эта героиня. Самое приятное в актерской профессии — когда ты чувствуешь, как в тебе буквально проклевывается нужный образ. До этого же были дни, наполненные ненавистью к себе. Часто возникало желание уйти из профессии, нередко размышляла о своей профнепригодности.

Passion.ru: Насколько помним, в вашей жизни как раз до работы с Кириллом Серебренниковым был тот самый период, когда вы на протяжении долгого времени не снимались в кино и не играли в театре.

Ю.А.: Да, тогда я планировала уйти из актерской профессии навсегда. В какой-то момент она перестала меня интересовать. Я осознала, что хочу стать режиссером, оставила карьеру актрисы в 2004 году. Больше не собиралась сниматься или играть в театре. Однако в 2006 году мне предложили главную роль в фильме «Враги», я решила, что буду только сниматься в кино. И на протяжении восьми лет я не выходила на театральную сцену. И лишь Кирилл Серебренников вернул меня на подмостки в спектакль «Идиоты».

Passion.ru: С какими чувствами возвращались в театр?

Ю.А.: С волнением, конечно. Кроме того, было колоссальное сомнение: хватит ли у меня практики и опыта для этой роли. Я была о себе как об актрисе не лучшего мнения. Когда Кирилл позвал меня в спектакль «Идиоты», я уже научилась работать в кадре, но выход на сцену был для меня большим стрессом. Сам репетиционный период был очень коротким и стрессовым. Однако именно таким образом жизнь научила меня ничего не бояться. Сейчас, если мне что-то интересно, я не сомневаюсь в своих силах, а просто беру и делаю.

Passion.ru: Где вам комфортнее: в кадре или на театральных подмостках?

Ю.А.: Не могу сказать. На мой взгляд, театр и кино друг друга дополняют. Разница в том, что кино — искусство безусловное. Ты должен быть абсолютно достоверен. А на сцене у тебя есть условный театральный язык, благодаря которому ты можешь еще одним способом выразить эмоции перед зрителями. В кино важно уметь существовать в рамках определенного условного жанра. И, кстати, я совершенно точно знаю, что актерское мастерство я освоила только после того, как стала режиссером (у Юлии Ауг два высших образования — актерский факультет ЛГИТМиК и режиссерский РАТИ-ГИТИС — прим. Passion.ru). До этого я была всего лишь симпатичной мебелью на площадке, не больше.

О планах на будущее

Passion.ru: Насколько справедливо утверждение, что актеры — это лишь марионетки в руках режиссера?

Ю.А.: Это не совсем верно. Например, Серебренникову совсем не интересен актер, который работает под режиссером. Ему нужны соратники, которые способны заниматься сотворчеством. Мы вместе с ним создаем и отдельный образ, и цельный спектакль. Но может быть и по-другому. Некоторые режиссеры абсолютно точно знают, как нужно сыграть актеру именно в этой конкретной сцене, поэтому дают замечания и указания, которые ты с удовольствием исполняешь. Когда я сама стала режиссером, я осознала, что от меня требуется как от актрисы.

Passion.ru: А вас-то что подтолкнуло к тому, чтобы самостоятельно ставить спектакли, снимать клипы?

Ю.А.: В 2003 году к нам в театр, в ТЮЗ им. Брянцева, пришел режиссер Геннадий Тростяницкий, который начал работать над спектаклем «Портрет Гоголя». И он нам, актерам, дал волю придумать целые эпизоды. Мои сцены ему очень понравились, после нашего выступления Тростяницкий спросил, не возникало ли у меня мысли учиться режиссуре. Честно говоря, я всегда считала, что режиссер — это мужская профессия, поэтому ответила «нет». Но он меня уверил в том, что данная сфера деятельности давно потеряла какую бы то ни было гендерную принадлежность. Долго размышлять я не стала, уехала в Москву и поступила в ГИТИС. Это событие сильно изменило мою жизнь, обогатило меня как актрису, как человека, расширило мои возможности. Постепенно я стала сама ставить спектакли, снимать клипы, писать сценарии.

Passion.ru: Насколько нам известно, у вас сейчас есть три сценария. Почему вы тогда не приступаете к съемкам?

Ю.А.: Да, у меня есть сценарии для двух полнометражных картин и для одного сериала. Но их нужно привести в надлежащий вид, закончить. Любой проект начинается с четкого плана, одного желания здесь мало. С грамотно оформленным сценарием нужно идти к продюсерам, искать финансирование, участвовать в спичингах и целенаправленно двигаться к созданию полного метра. Пока же я не напишу такой сценарий, прочитав который продюсерам станет ясно, какая приблизительно понадобится смета, сколько будет съемочных дней, сколько продлится подготовительный период и так далее, ничего не могу делать дальше. А закончить его прямо сейчас у меня нет возможности. Вот например, после завершения нашего с вами интервью, через три часа, у меня запланированы съемки для телеканала. Я не могу посидеть эти три часа над сценарием, а затем поехать сниматься. Если я работаю над материалом, то значит, работаю практически 24 часа в сутки. Не то чтобы я 24 часа подряд пишу — нет. 24 часа я думаю только об этом. Подумала, записала, снова подумала, пришло решение, как закончить эту сцену, этот эпизод. Опять записала. Этот процесс запускается далеко не сразу — ты сама себя должна завести как мотор. Внутренние механизмы должны заработать. И потом их уже невозможно остановить или отвлечься на другое дело. Вот поэтому пока и не приступаю к съемкам собственной картины. Надеюсь, когда-нибудь мне это все-таки удастся.

Фото: starface, east news, соцсети, пресс-служба НТВ

  • Гость

    я её заметила в роли Елизаветы там она прекрасна...

    Ответить

    21 мая 2017, 9:37

  • Написать как