Обратно

Реальная история: я знаю всех любовниц мужа

Личный опыт

Поделись!

Классик считал, что все счастливые семьи счастливы одинаково. Я готова с ним поспорить. За свою семейную идиллию я плачу высокую цену.

Кажется, был выходной день. Мой мужчина уехал в очередную командировку, я была дома одна. Никаких планов, дел и встреч, поэтому от скуки я решила завести аккаунт в социальных сетях. В конце концов, все чекинятся, выкладывают общие фотографии, ведут какие-то обсуждения — я тоже хочу. Пусть в моем офисе действует строгая политика конфиденциальности, я устала вести себя так, будто работаю в ФСБ или на секретном заводе. Вот сейчас начну, наконец, как и все, постить счастливые семейные снимки, завтраки, покупки.

Я зарегистрировалась, добавила любимого мужчину, а дальше сам Фейсбук начал мне предлагать друзей — почему-то сплошь молодых девиц (кого-то из них я видела, но большинство было мне незнакомо). Я удивилась и стала переходить на их страницы. И почти у каждой обнаруживала фотографии с моим любимым человеком, которые были как-то интимно подписаны: «Зай, ты лучший», «Я тоскую по тебе», «Мой милый С.». Сначала мне было даже смешно. Но когда я увидела кадр, на котором женская рука лежала на мужской обнаженной спине (а у моего мужчины есть хорошо запоминающаяся комбинация родинок), мне стало дурно. На меня обрушилась невыносима тяжесть правды: мой мужчина мне изменяет. Причем нагло, открыто, не пряча следов и не скрывая имен.

Эта правда не вписывалась в нашу сказку

Когда я сделала это ужасное открытие, мы были вместе восемь лет. Мы познакомились на одном из кастингов: мой мужчина уже тогда был известным продюсером. Из данных у меня был высокий рост и самоуверенность. Петь я не умела и двигалась неловко, поэтому в состав группы не попала. Но зато попала в объятия Сергея. Он довольно быстро познакомил меня с родителями. Огромная квартира в сталинском доме, стеллажи с сотнями книг, мейсенский фарфор, полотна русских авангардистов. Папа профессор, действительный член Академии наук, мама — заслуженный деятель культуры, искусствовед. Эти люди принимали меня с такой открытостью и добротой, как будто давно ждали моего появления. Сам Сергей смотрел на меня восторженными глазами, проявлял заботу, старался угадывать мои желания. И, что говорить, я чувствовала, что рядом с ним расту над собой: он водил меня на показы артхаусного кино, рассказывал об истории искусства, зачитывал отрывки из шедевров мировой поэзии — в общем, ненавязчиво занимался моим культурным образованием. Еще он возил меня на выходные в Европу, причем не по культовым туристическим местам, а по маленьким городам-жемчужинам. Пока другие ехали во Флоренцию, мы проводили дни в Равенне и ходили по одним из первых византийских храмов. Когда я захотела в Париж, он вместо него выбрал неприметный на карте Ним, бывший некогда столицей одного галльского племени. В общем, он открывал мне мир с неожиданных и необычных сторон, и я с каждым днем чувствовала, что очаровываюсь Сергеем все сильнее. Поэтому я отмахивалась от опасений подруг, которые говорили, что мужчине, который с утра до вечера окружен красивыми женщинами, доверять нельзя.

Через несколько месяцев мы съехались

Выяснилось, что у Сергея насыщенный рабочий график: иногда он уезжал на несколько недель на съемки то в Самарканд, то во Флориду, то в Иркутск. Я затосковала, и он убедил меня строить карьеру. Я нашла место в банке. Поскольку довольно часто вечерами меня никто не ждал дома, я засиживалась допоздна, выполняла дополнительную работу, помогала коллегам и начальнику. Я была рада, когда в выходные мне предстояло делать проект, а не искать, чем бы занять себя. Активную социальную жизнь я вела лишь тогда, когда возвращался Сергей: общалась с его коллегами, ходила вместе с ним на светские мероприятия, дружила с девочками из музыкальных групп, которыми он занимался. Иногда они слишком нахваливали моего мужчину или обнимали его, но я никогда не чувствовала ни ревности, ни подвоха. В конце концов, он в меру знаменитый человек, я должна быть выше того, чтобы подозревать его.

Бездна, которая мне открылась...

Немного прорыдавшись после увиденных фотографий, я набрала Машу — она была в той же кино-музыкальной тусовке, что и Сергей. Вместо «здравствуй», я тут же спросила ее, правда ли, что у Сергея полно других женщин. Маша замялась и начала лепетать что-то в духе: «Он же творческий человек, ему нужны музы». Я задала вопрос еще раз. И тут Машу прорвало, как будто она только и ждала, чтобы открыть мне все постельные тайны моего мужчины. Причем она не просто подтвердила мои догадки, а перечислила имена девушек (некоторых я неплохо знала), поделилась тем, как обычно Сергей их обольщает, что им говорит, как действует, какие сексуальные техники практикует. Утаила она лишь одно — что тоже несколько раз с ним спала. Об этом я узнала от другой подруги через несколько дней. Как выяснилось, уезжая из дома, мой мужчина превращался в свободного человека. Без меня он сбрасывал тяготящие его оковы консерватизма, участвовал в каких-то диких сексуальных оргиях, употреблял легкие наркотики, много пил. Мне представился совершенно другой человек.

В первом порыве я собрала вещи, чтобы уйти. Но потом решила дождаться Сергея, который, несмотря на отъезд и, видимо, бурную там жизнь, слал мне нежные смс, звонил несколько раз в день и даже успевал отправлять на работу букеты. Мне хотелось посмотреть этому мерзавцу в глаза.

Когда он приехал, то с порога потянулся ко мне

Я оттолкнула его. Дальше последовала жуткая сцена: я что-то кричала, кидала в него вещи, совала ему в лицо фотографии. Он не стал ни от чего отказываться. Потом я взяла чемодан и уехала в квартиру, которую уже успела себе снять.

А дальше Сергей начал меня атаковать любовью. Он появлялся везде, куда я приходила. Говорил о своих чувствах, просил прощения, плакал. И все это растворило мой гнев. В один из вечеров Сергей появился с обручальным кольцом и сделал мне предложение. Он клялся, что с этого дня не будет никаких гулянок, измен, интрижек. Я очень хотела ему верить и согласилась. Мне было слишком тяжело и плохо без него, чтобы сказать «нет».

Мы поженились, я родила, Сергей превратился в добропорядочного мужа, который угадывал все мои желания, проводил время с дочерью. Из поездок он слал подробные фотоотчеты. В общем, постепенно я расслабилась.

Цена моего счастья

Следующий раз гром грянул, когда нашему ребенку было уже три года. На приеме у гинеколога выяснилось, что Сергей меня заразил. Был новый скандал. И вот тогда у меня уже не хватило сил собрать вещи, взять дочь и уйти. Мне было под 35 лет, я довольно долго жила под опекой мужчины и очень сильно зависела от него физически и эмоционально. Сергей сказал мне, что ничего не может с собой сделать. Я могу требовать и ждать от него чего угодно, но не верности. Он спрашивал меня, разве мало он меня любит и делает для меня? Мне пришлось согласиться, что вряд ли другая женщина может похвастаться тем, что ее мужчина продолжает ухаживать за ней столь же пылко, как Сергей за мной, спустя 12 лет отношений.

С того разговора прошло четыре года. Нельзя сказать, что Сергей стал осторожнее изменять. Когда у нас собираются гости, я обычно вижу, с кем из девушек он спал. С некоторыми из них я даже умудряюсь дружить. Каждый месяц я заставляю его сдавать анализы на венерические инфекции. Для мужчин это болезненная процедура. И он на нее идет. Рядом со мной он идеален: готовит, помогает в делах, рассказывает забавные истории, дает полезные советы по карьере, воспитывает ребенка. В наших семейных отношениях было всего две ссоры, о которых я рассказала выше. А в остальном у нас ни разу не было размолвок, он никогда не отказывал мне в просьбах, не унижал меня. Да, в поездках у него другая жизнь, но он всегда возвращается ко мне. И я счастливая женщина: у меня есть муж, ребенок, карьера, достаток. Что еще нужно для счастья?

Фото: istockphoto.com, shutterstock.com