Обратно

Память о войне: почему она передается по наследству

Отношения

Поделись!

Отзвуки войны все дальше: у кого-то из нас воевал отец, а у кого-то — прадед. Но по необъяснимой причине мы переживаем 9 Мая с той болью в сердце, как если бы видели своими глазами блокаду, голод, окопы и лагеря. Почему мы остро реагируем на события прошлого?

1 / 14

Сто лет назад психиатр Карл Густав Юнг предположил, что существует коллективное бессознательное — наследуемая память, которая объединяет потомков одного прародителя. Обыденный пример: если ваш дальний предок боялся огня, то вы, даже не пережив пожара, испытываете страх перед языками пламени. Конечно же, действие коллективного бессознательного куда глубже: вы предпочитаете сказки, народные песни, верования, которые каким-то образом связаны с прошлым вашего рода (и о котором вы, скорее всего, даже не догадываетесь). Идеи получили развитие как в психологии, так и в генетике.

Генетическая память

Ее можно было бы считать вымыслом писателей-фантастов, если бы не результаты недавних исследований. Научная группа изучала гены мужчин и женщин (евреев по национальности), которые попали в концентрационный лагерь, были свидетелями пыток или прятались во время Второй мировой войны от преследований. Также ученые анализировали гены их детей.

Как выяснилось, у потомков тех, кто пережил Холокост, вероятность стрессового расстройства значительно выше, чем у выходцев из семей, живших за пределами Европы и не сталкивавшихся с угрозой геноцида. Этот факт можно объяснить лишь тем, что страх уничтожения вызвал эпигенетические изменения и передался нескольким поколениям.

Возможно, вы испытываете похожий эффект на себе. Пережившие войну бабушки и дедушки носили в своих сердцах тех, кто погиб за них: подруг, однополчан, родственников. Чувство благодарности и горечь утраты, которые напоминают о себе 9 Мая, — ваше эмоциональное наследство, доставшееся от близких.

Синдром годовщины

Одно из направлений психологии, связанное с изучением прошлого семьи, — психогенеалогия. Его основательница, французский психолог Анн Анселин Шутценбергер, уверена, что многие проблемы или переживания, с которыми вы сталкиваетесь в повседневной жизни, — это трансляция опыта, накопленного в роду.

Среди многих понятий автор описывает «синдром годовщины» — повторение как трагических, так и счастливых событий в один и тот же день в нескольких поколениях. Наверняка вы слышали истории о том, как люди хоронят членов семьи (или рожают детей) по одним и тем же числам. Если вы принимаете эти рассказы за совпадения, то психологи находят объяснение в том, что существует встроенное чувство времени: даже если вы не помните точную дату какого-то происшествия, в этот день вы можете расстраиваться из-за пустяков или видеть тревожные сны.

Видимо, 9 Мая стало годовщиной, когда через толщу десятилетий вы чувствуете ту радость, слезы, боль, надежду, которые испытывали в вашем роду в 1945 году.

Семейная система

Другой метод, который работает с прошлым личности — системные расстановки Берта Хеллингера. Подход основан на предположении, что члены семьи связаны единым информационным полем, в котором содержатся данные обо всем, что происходило с каждым человеком. Если кто-то был забыт или отвергнут, то срабатывает «системная совесть»: рождается человек, который повторяет утраченный опыт, то есть становится на место исключенного из родовой системы человека. Например, девушка болеет анорексией в память об умершей от голода прабабушке или юноша не может найти себя в обществе, превращаясь в заместителя пропавшего без вести дедушки.

Общественные праздники, посвященные важным вехам истории, можно рассматривать как восстановление в правах всех членов семьи. Пока общество о них помнит, оно бережет себя от воспроизведения старых трагедий.

Фото: globallookpress.com